Перейти к содержимому


Фотография

Трудное золото


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 Alex

Alex

    ювелир профессионал

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 5 544 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Новосибирск

Отправлено 02 Февраль 2011 - 18:09

Москва, следственный изолятор Федеральной службы безопасности «Лефортово». Руководители ювелирного холдинга «Алтын» томятся здесь уже почти полтора года, но скоро сменят прописку. ФСБ закончила следствие, весной 70 томов отправятся в суд. Дело обещает стать самым громким процессом о золотой контрабанде — на скамью подсудимых вместе с мужем и тремя коллегами отправится знаменитая предпринимательница Антонина Бабосюк, совладелица «Алтына» и лицо его рекламной кампании.


Широкую известность Бабосюк получила в апреле 2009 года, когда некий Региональный общественный фонд «Наше тысячелетие» наградил бизнес-леди медалью «Человек тысячелетия». Факт получил мощное паблисити. Бабосюк не сходила со страниц популярных изданий и приветствовала москвичей с десятков уличных билбордов. Создавалось впечатление, что дела у хозяйки «Алтына» идут превосходно. Мало кто знал тогда, что параллельно развивается совсем другой сюжет.

Тремя месяцами ранее в Сладковском районе Тюменской области произошел эпизод, достойный сценария приключенческого фильма. По заснеженной дороге мчатся сани. Извозчик, местный житель Сергей Титенков, что есть силы нахлестывает лошадь, пытаясь улизнуть от «уазика» погранотряда. Тщетно. Пограничники догоняют экипаж и обнаруживают в повозке четыре чемодана, доверху набитых золотыми кольцами, браслетами и цепочками. Сначала Титенков заявляет преследователям, что золото не пересекало российско-казахстанскую границу — мол, он всего лишь перевозил 60 кг украшений из омского магазина «Алтын» в Москву, а по дороге заехал к родственникам. Но потом, по сведениям из органов, он все же признался, что перевозил контрабандный груз за вознаграждение в 40 000 рублей. ФСБ занялась «Алтыном».

Имиджевая кампания «человека тысячелетия» ничего не смогла изменить. Осенью триллер получил продолжение. Утром 7 октября в дверь квартиры на столичной Остоженке, где проживала Антонина Бабосюк вместе с мужем, также совладельцем «Алтына» Владимиром Феньковым, позвонили чекисты. А в это время флагманский магазин «Алтына» на Кузнецком Мосту уже штурмовал спецназ ФСБ. Все было как в кино: звон разбитых витрин, автоматчики в масках, крики перепуганных продавцов. Одновременно обыски прошли в других магазинах сети в Москве, Санкт-Петербурге и Омске. «Нас брали как бандформирование, которое оказывает сопротивление», — недоумевает Феньков. Свои ответы на вопросы Forbes он прислал из изолятора в Лефортове.

Членам «банды пятерых» — а ФСБ обвиняет руководителей «Алтына» не только в контрабанде, но и в организации преступного сообщества — грозит теперь до 15 лет лишения свободы.

Сплоченная команда

Пятеро подозреваемых топ-менеджеров — люди очень разные. Объединяет их умение слаженно работать друг с другом. Каждый сыграл в истории холдинга значительную роль.

Владимир Феньков. Он, собственно, и основал компанию в Киргизии, где жил в начале 1990-х. Вместе со своей сестрой Натальей Хайбулиной и другом Александром Мамонтовым Феньков в 1990 году выкупил квартиру на первом этаже дома в центре Бишкека и открыл в ней ювелирный магазин. Над названием голову не ломали: «алтын» по-киргизски — «золото». Год назад, когда от империи Фенькова — Бабосюк в России остался только один осколок, салон на Старом Арбате, его от греха подальше переименовали в «ЗУМ» — «Золотой универсальный магазин». Управляет салоном Наталья Хайбулина.

Антонина Бабосюк. Самая известная участница команды «Алтына» в компании не с первого дня. Она пришла к Фенькову в продавцы, когда два отца-основателя уже разругались и поделили торговые площади: в одной половине магазинчика Феньков продолжил торговать золотом, в другой Мамонтов продавал пневматические пистолеты, ножи, охотничью амуницию (по словам Бабосюк, сотрудничество зашло в тупик и Феньков расстался с компаньонами, выплатив им солидное выходное пособие). «Антонина раньше с лотков книжками торговала. В очках, рыженькая, совсем не такая, как сейчас», — вспоминают бишкекские знакомые Бабосюк. В 1995 году она окончила геофак Киргизского госуниверситета, защитив диплом на тему разработки золоторудного месторождения Джеруй. В «Алтыне» она быстро сделала карьеру — стала администратором, а заодно устроила личную жизнь. Выйдя замуж за Фенькова, Бабосюк стала его основным партнером по ювелирному бизнесу. Сама она считает такой поворот судьбы неслучайным: среди ее предков были золотодобытчики, а семью ее деда в тридцатых годах раскулачили и выслали в Сибирь.

Валентина Шадрина. Вместе с пятью родственниками учредила в Пермском крае торговую компанию «Анастасия» (данные СПАРК), занималась коммерцией, но затем перешла в «Алтын», возглавив в 2007 году омский магазин холдинга. Шадрина провела в Лефортовском СИЗО всего три месяца — в январе 2010 года следствие отпустило ее под подписку о невыезде. Почему? Источники в холдинге называют две версии. Согласно одной, Шадрина практически не имела отношения к подозрительным поставкам золотых изделий из-за рубежа. По другой — она активно сотрудничала со следствием, чем и заслужила возможность выйти на свободу до суда. Сама Шадрина для прессы недоступна.

Владимир Суховеев. С Феньковым был знаком еще по Бишкеку — в магазине «Алтын» у Суховеева находился обменный пункт. Переехав в Омск, Суховеев предложил Фенькову открыть там ювелирный магазин. В марте 2004 года в Омске было зарегистрировано ООО «Ювелирный центр Алтын». Супруга Владимира Суховеева Наталья возглавляла омский магазин до того, как туда пришла Шадрина (после развода с мужем в 2009 году она стала личным помощником Антонины Бабосюк в питерском отделении холдинга). По версии следствия, именно Суховеев играл ключевую роль в поставках зарубежных изделий для «Алтына». В самом холдинге, однако, подозревают, что в последние годы, являясь сотрудником омского «Алтына», Суховеев активно работал на себя и на конкурентов.

Елтуган Джапаров. Начальник службы безопасности холдинга, гражданин Киргизии, бывший сотрудник МВД республики, полковник. О нем известно немного. Рассказывают такой эпизод: когда на питерском заводе компании начался обыск, Джапаров немедленно приказал демонтировать сервер и вывезти его на машине с территории завода. Но было поздно.

До «знакомства» с ФСБ сплоченная команда семейного ювелирного холдинга успела завоевать лидерские позиции на рынках трех стран СНГ: Киргизии, Казахстана и России.

Золото в Киргизии

С самого начала дела «Алтына» в столице Киргизии пошли в гору. «В то время золото было в дефиците, и они очень хорошо стали подниматься», — вспоминает о первых успехах компании Фенькова — Бабосюк опытный бишкекский ювелир Абай (имя по его просьбе изменено).

Во времена СССР Киргизия, Казахстан, Таджикистан не имели своей ювелирной промышленности. В республики поступали украшения с ювелирных заводов России. Но в начале 1990-х изменились правила игры: для вывоза украшений из России в страны СНГ надо было получить экспортную лицензию, а оплачивать поставки только в валюте. Легальный импорт свернулся, а спрос на золото в нестабильные 1990-е был очень высок.

В середине 1990-х «Алтын» представлял собой типичный семейный бизнес. По документам предприниматель Феньков сдавал площади магазина своей жене и давал ей золотые изделия на реализацию. Золото в «Алтын» поставляли давальцы, холдинг Фенькова работал за комиссию. Позже аналогичная схема работы будет использована и в Казахстане, и в России. Самые крупные поставщики «Алтына» были из соседнего Казахстана. Чтобы привлечь покупателей, «Алтын» развернул широкомасштабную рекламную кампанию. В Бишкеке наставили билбордов, по радио и телеканалам крутили ролики: «Магазин «Алтын» — золото, а не магазин». За этот слоган местный рекламщик Олег Хорошевский получил от руководства компании в подарок золотую печатку. «На рекламу они уже тогда денег не жалели», — ностальгически вспоминает Олег.

В 1996 году Феньков открыл ювелирный завод. Под производство он арендовал пустующий цех обувной фабрики «Чолпон». Директором завода назначил ветерана труда Петра Степанова, деда Антонины Бабосюк. «Они были далеки от ювелирного производства, но старались приглашать специалистов, — рассказывает Абай. — Купили итальянскую литейку, привезли закрепщиков из Германии крепить камни». Завод, где работало несколько сотен сотрудников, выпускал обручальные кольца, цепи, серьги.

По словам киргизского ювелира, именно Феньков на государственном уровне пролоббировал создание в Киргизии Пробирной палаты и даже дал денег на покупку оборудования. Позже Пробирная палата неоднократно проверяла золото «Алтына». «Приходили, смотрели в лупу и уходили довольные», — говорит Абай.

В Россию через Казахстан

В начале 2000-х Феньков решил переводить дела в Россию. «Бизнес в России был более цивилизованным, чем в других постсоветских республиках. Нам казалось, здесь нам будет работать проще»,— рассказывает теперь бизнесмен, сидя в камере Лефортово.

На пути «Алтына» на север лежал Казахстан — в 2004 году в республике появились первые магазины. «В Алматы «Алтын» произвел фурор — таких очередей в канун праздников не знавали и продуктовые магазины!» — вспоминает местный тележурналист Алексей Буряк. Казахские ювелиры насторожились: «Алтын» обрушил на покупателей агрессивную рекламную кампанию, обещая фантастические скидки 50–70% на золото — товар, который, как считается, с каждым годом только дорожает. «Ювелирные изделия низводились до стирального порошка, маргарина!» — негодует почетный председатель Казахстанской ассоциации ювелирного бизнеса (КАЮБ) Ильяс Сулейменов.

Сулейменов познакомился с Феньковым в 2004 году на выставке «Ару» (КазЭкспо). «Мы тогда высказали ему замечания по поводу некорректного поведения «Алтына» на рынке», — вспоминает он. В ответ Феньков заявил, что казахским ювелирам «Алтын» не помеха: они ориентируются не на элиту и средний класс, а на людей, падких на дешевизну, которых не волнует качество. «У меня от этого разговора осталось двоякое впечатление, — рассказывает Сулейменов. — С одной стороны, очень грамотный и креативный маркетолог, психолог и социолог; с другой — человек, не слишком обремененный моралью».

В России первый магазин «Алтын» появился летом 2003 года на Старом Арбате. Маркетинговая политика была такой же агрессивной, как в Казахстане. Московский ювелир Альберт Генералов вспоминает, что «Алтын» первым в своей отрасли выпустил на улицу зазывал, которые совали прохожим буклеты и приглашали зайти за покупками. «В другие магазины покупатели заходят как в музей, посмотреть, а в «Алтыне» всегда стояла очередь», — говорит Генералов.

Бизнес быстро рос: облицованные мрамором и зеркалами салоны открывались в Москве, Санкт-Петербурге и Омске. И везде массированная реклама, зазывалы, подарочные сертификаты и скидки. «Мы были первыми, кто на информационном поле позиционировал ювелирные украшения как товар массового потребления», — объясняет Антонина Бабосюк через своих адвокатов.

Фантастические скидки на самом деле были маркетинговым трюком: стоимость украшения поднималась, к примеру, на 200%, а потом на него объявлялась скидка 60–70%. При этом грамм золота стоил практически столько же, сколько в соседних магазинах. «Алтын» был создан для покупателей, которые хотят купить украшения дешевле золота», — замечает гендиректор торгового дома «Эстет» Андрей Панферов.

Под вывеской «Алтына» работало с десяток мелких компаний. Две из них, к примеру, арендовали торговые площади на Старом Арбате, три — на Большой Садовой. У каждой фирмы были свои счета, директора, своя бухгалтерия, но все они, как утверждают в ФСБ, были аффилированы и строго подчинены руководству «Алтына». Именно эти компании принимали украшения на реализацию у трех десятков комитентов: заводов-изготовителей, частных ювелиров, оптовиков-перекупщиков. По разным оценкам, доля давальческого золота на прилавках «Алтына» составляла около 10%. «Магазины устанавливали наценку порядка 45–50% (в соседних магазинах 60–70%). Продавали хорошо, деньги возвращали вовремя в течение месяца», — подтверждает поставщик ювелирных изделий «Алтына» Владимир Тимошин.

Насколько крупным был бизнес Фенькова и Бабосюк? В то время в России насчитывалось около 20 000 ювелирных магазинов, а у «Алтына» было всего шесть крупных салонов. Для сравнения: «Ювелирная сеть 585» насчитывала 415 магазинов, «Адамас» и «Алмаз-Холдинг» имели примерно по 170 салонов. Тем не менее, по утверждению партнеров холдинга, на «Алтын» приходилось порядка 30% всего продаваемого золота в Питере и Москве. По словам экспертов, в разы меньше. Проверить это утверждение практически невозможно: «Алтын» не раскрывал своих показателей, не входил в Гильдию ювелиров России. «Алтын» раздражал многих — своей рекламой, скидками, своей позицией — что они сами по себе», — признается топ-менеджер крупной ювелирной компании. В противовес Гильдии ювелиров России Феньков и Бабосюк создали в августе 2009 года свой альтернативный «Союз ювелиров».

У «Алтына» были амбициозные планы — холдинг планировал выйти на одну из самых престижных мировых площадок ювелирной торговли Mall of Arabia в Дубае. В сентябре 2009 года было зарегистрировано российско-германское ООО «Часовой завод «Алтын». Компания должна была выпускать золотые часы, которые бы продавались через сеть «Алтына». Для закупки оборудования активно привлекались кредиты, в том числе у частных лиц. Непогашенная сумма, по неофициальным оценкам, составляет порядка ?90 млн; в самом «Алтыне», впрочем, это не комментируют.

К октябрю 2009 года, то есть к моменту арестов, у «Алтына» было два ювелирных производства — в Бишкеке и Санкт-Петербурге, шесть салонов в России, восемь — в Казахстане, три — в Киргизии и один в ОАЭ. А затем, как говорит Феньков, «холдинг разгромили».

Кто прикрывал «Алтын»

По версии следствия, в 2005–2006 годах Антонина Бабосюк и Владимир Феньков, решив монополизировать ювелирную розницу в России, наводнили прилавки контрабандным золотом. Купленные в Турции, Италии, Китае и ОАЭ ювелирные изделия переправляли в Казахстан и Киргизию, а уже оттуда, минуя таможенный контроль, в Россию. Руководство холдинга обвиняют сейчас в контрабанде (ч. 4 ст. 188 УК РФ) и организации транснационального преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), действовавшего на территории нескольких государств.

Подозрения в нарушении законов пали на «Алтын» еще в «киргизский период». В 1996 году налоговая полиция возбудила против Фенькова уголовное дело по статье «Уклонение от налогообложения», а бывший следователь налоговой полиции Богдан Плотников спустя несколько лет заявил в интервью, что уже в середине 1990-х на прилавки якобы поступало контрабандное золото из Казахстана, Эмиратов и Турции. Впрочем, доказательств у него не было и обвинение в контрабанде Фенькову не предъявляли.

Что касается налоговых претензий, то они рассыпались в суде — в 1997 году Свердловский райсуд Бишкека предпринимателя оправдал. По словам Фенькова, главным интересом органов следствия была конфискация золота: «Сколько тогда мы недосчитались, теперь уже неважно. Ну, хотели некоторые погреть руки под эгидой государства».

Не все гладко шло у «Алтына» и в Казахстане. В 2005 году компания хотела вступить в ассоциацию КАЮБ, но ее заявка была отклонена. Поводом, как вспоминает исполнительный директор КАЮБ Усманжан Исламов, послужил скандальный эпизод: в аэропорту Алма-Аты был задержан контрабандный груз из Дубая стоимостью около 10 млн тенге ($86 000) — ювелирные изделия и часы из золота. (Сейчас руководство холдинга заявляет, что «к тому контрабандному золоту «Алтын» не имел никакого отношения, и никаких уголовных дел по контрабанде в Казахстане не было»). А еще раньше «Казахстанская правда» написала про неких теневиков из Киргизии, которые контрабандой ввозят десятки килограммов золотых изделий, подкупают чиновников и силовиков. «Владельцы «Алтына» успешно откупались от всех проверок, а позже, как и в Москве, обзавелись «крышей», — уверен Исламов.

Кто же прикрывал «Алтын»? СМИ выдвигали разные версии: в Казахстане холдинг якобы находился под покровительством экс-мэра Алма-Аты Виктора Храпунова (его жене принадлежали ювелирные салоны) и Тимура Кулибаева — зятя президента Казахстана. В Киргизии многие думали, что Феньков пользовался покровительством семьи президента Акаева, а потом — клана Бакиева, но сам предприниматель заявил, что никаких дел с правящими семьями в Киргизии не имел и давления с их стороны не испытывал и что у его «Алтына» и «КыргызАлтына» Максима Бакиева, сына экс-президента Киргизии, всего лишь похожие названия.

Несомненно, у Фенькова были свои люди на таможне и в правоохранительных органах. Но чтобы «Алтыну» помогали министры и президенты? «Такой железобетонной «крыши» не было, — уверяет информированный человек из окружения предпринимателя. — Вопросы разруливались по ситуации, были нужные связи, подарочками отделывались».

Разруливать становилось все сложнее. В июне 2009 года Владимир Путин, недовольный результатами борьбы с контрабандой, поинтересовался у силовиков: «Где посадки?» Ему было отчего занервничать: нелегальный импорт буквально заполонил ювелирный рынок. К примеру, в 2009 году российские ювелиры изготовили 72 т золотых украшений (27 млн штук), при этом в страну было легально ввезено 4 т импортных украшений, а нелегально — почти 40 т (данные Гильдии ювелиров России).

В Россию контрабандное золото идет из Арабских Эмиратов, Турции, Италии, Израиля, а в последнее время еще и из Китая. Это неслучайно: на Востоке дешевая рабочая сила, отлаженное производство и более благоприятные, чем в России, налоговые условия. В мусульманских странах, к примеру, есть только один обязательный налог «закят», составляющий 2–3% от оборота. В итоге золото оказывается очень дешевым. Чтобы оно осталось таким же и в России, его нужно «грамотно» ввезти.

На чем зарабатывают контрабандисты? При ввозе в Россию ювелиры платят ввозную пошлину 20%, НДС 18% — итого 38%, объясняет Ирина Алексеева из «Русской ювелирной сети». После этого грамм золота 333-й пробы, который в Турции стоит $17, дорожает примерно еще на $6,5. Контрабандный товар вдвое дешевле. В итоге даже крупные компании используют нелегальный импорт — готовые изделия или их части, например замочки на цепочки. Если работать полностью легально, уверяют специалисты крупных ювелирных компаний, прогоришь.

Контрабандный трафик «Алтына», по версии следователей ФСБ, выглядел так. В Стамбуле сотрудники компании скупали золотые украшения. Их переправляли в Киргизию, на завод в Бишкек, или в Казахстан. Поскольку Киргизия — член ВТО, даже за легально ввезенное турецкое золото надо заплатить всего 5% от стоимости партии. Тот, кто возит золото «вчерную», тратится только на взятки. Из Киргизии и Казахстана изделия перевозились в Россию. В деле «Алтына» фигурирует два эпизода контрабанды: в январе 2009 года в Тюменской области задержали сани незадачливого перевозчика Титенкова, а в апреле того же года в Омской области у другого курьера в машине нашли 20 кг золота.

«История с санями больше похожа на анекдот. Зачем «Алтыну» такие топорные схемы?» — недоумевают партнеры «Алтына». Действительно, есть более изящные варианты. Очень часто нелегальный импорт выдают за свой товар, легализуя через собственную мастерскую, объясняет независимый эксперт Владимир Тесленко. Заводы холдинга в Бишкеке и Санкт-Петербурге, считают в ФСБ, как раз и были «прикрытием» — перевалочной базой для легализации контрабанды. На украшения ставили клейма и бирки российских производителей и потом их продавали через магазины «Алтына». «Наших клиентов не обвиняют в подделке клейм, но в материалах дела это сквозит», — говорит представитель защиты ювелиров.

Один из главных вопросов, на которые предстоит ответить следствию: какова была доля контрабанды на прилавках «Алтына»? Для этого надо знать объемы «Алтына», но эти цифры всегда были закрытыми. По словам Владимира Фенькова, на заводе в Санкт-Петербурге только за последние два года было изготовлено более 2 т изделий. Следствие утверждает, что мощности завода не позволяли производить такое количество ювелирных украшений. «Эти 300 ювелиров на заводе могут сделать тонну золота легально, а еще пять завезти нелегально», — полагает Алексеева.

Однако ни Феньков, ни Бабосюк своей вины не признают и настаивают, чтобы их дело рассматривал суд присяжных.

Особый сигнал ювелирам

Почему «Алтын», если он занимался контрабандой, просуществовал так долго? В России компанию проверяли и раньше: ОБЭП, таможня, Пробирная палата. И ничего не обнаружили. «Менеджеры инструктировали продавцов: работайте спокойно, мы под Лужковым», — рассказывает один из партнеров «Алтына». Показательная история произошла с ювелиром Альбертом Генераловым. В 2006 году его вызвали на беседу в таможню. «Люди в костюмах от Brioni подробно расспрашивали про «Алтын» и происхождение товара», — рассказывает Генералов.

Сразу после ареста руководство холдинга заявило, что атака на «Алтын» — это рейдерский захват, организованный конкурентами. Сейчас Феньков и Бабосюк считают, что это была показательная акция: «И для этого выбрана была идеальная мишень — самая разрекламированная на информационном поле компания. Еще и с периферии, не жалко».

Половина ювелиров занималась отмыванием нелегального импорта через легальные заводы, неофициально подтверждает отраслевой эксперт. Возникает вопрос: почему внимание правоохранительных органов привлек именно «Алтын»? «Деятельность «Алтына» при всех нарушениях (которые, может быть, найдет следствие) в принципе ничем не отличалась от работы других ювелирных компаний. Значит, дело не в нарушениях. Ювелирам дали особый знак. Профессионалы его, без сомнения, поняли», — несколько туманно объясняет арестант Феньков. Но догадаться, что он имеет в виду, в принципе можно.

#2 Alex

Alex

    ювелир профессионал

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 5 544 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Новосибирск

Отправлено 02 Февраль 2011 - 18:10

Руководство холдинга «Алтын» дало Forbes интервью из СИЗО «Лефортово». Антонина Бабосюк и Владимир Феньков передали через своих адвокатов ответы на вопросы Forbes.


Первой реакцией «Алтына» на обыски, изъятие украшений и аресты было заявление о «рейдерской атаке», проведенной руками государства под предлогом борьбы с контрабандой. Что вы имели в виду?

Владимир Феньков: Действительно, в первых комментариях "рейдерство" выдвигалось в качестве объяснения ситуации. Все было очень похоже на "традиционный российский сценарий развития бизнеса" из недавнего прошлого. "Маски-шоу" как необходимый атрибут отбора собственности здесь было применено в лучших традициях лихих девяностых. Теперь такие операции используются только в борьбе с террористами. Нас "брали" как бандформирование, которое оказывает сопротивление. Сам по себе такой факт заслуживает отдельного разговора. И на суде, который по нашей Конституции определяет вину, будет дана оценка методам силовых структур... Если у проводивших "войсковую операцию" изначально были планы "погреть карманы" на неучтенке конфиската, то тогда все становится на свои места. А то, что изъятие товара проводилось без надлежащих юридических процедур, стало известно практически сразу. И это стало достоянием общественности. Возможно, такая некорректная процедура силовиков и стала причиной того, что от рейдерства отказались. Ну очень опасно становиться владельцем разгромленного холдинга при таких нарушениях. С другой стороны продажа конфиската задолго до решения суда — тоже неплохой куш для тех, кто будет его реализовывать. В конечном итоге старое слово "экспроприация" сегодня синоним "рейдерства".

Кому конкретно выгодно устранение "Алтына" с ювелирного рынка?

В. Ф.: Кому это было выгодно, персонализировать не стоит. Но если вспомнить ситуацию лета-осени 2009 года, то в большинстве ювелирных магазинов в центре Москвы были пустые залы. Кризис. "Алтын" работает в докризисном режиме. По крайней мере, повод обратить внимание. Что это было на самом деле? Устранение конкурентов (вольно или невольно) — однозначно. Передел рынка как следствие ухода одного из игроков — весьма вероятно. Противоборство силовиков — недоказуемо, более того, по российской традиции — неполиткорректно.

"Алтын" заявлял, что "позиция Гильдии ювелиров России была направлена на уничтожения успешного бизнеса из республики". Это значит, что Гильдия ювелиров "заказала" "Алтын" силовикам?

Антонина Бабосюк: Это была первая реакция. Но давайте разберемся. Задача Гильдии, как любой другой ассоциации бизнесменов — это защита корпоративных интересов. В случае с "Алтыном" Гильдия формально не обязана защищать интересы не члена их ассоциации. Но под раздачу попали и другие российские ювелирные компании, товар которых под шумок тоже был конфискован, и возвращать его пока никто не собирается. Причем товар совершенно легальный, который продавался на наших торговых площадках. К этим компаниям претензий у государства не было, но их изделия оказались в одних мешках с алтыновским конфискатом. Налицо нарушение корпоративных интересов. А Гильдия остается в стороне. Повторюсь, формально к ней не может быть претензий. Мы не входили в корпоративный список, потому что условия нашего вступления в Гильдию, которые нам озвучивались (естественно, без протокола), нас не устраивали. Мы создали свой "Союз ювелиров России", считая, что в формате другой организации возможно более эффективное решение многих профессиональных вопросов, которые Гильдией не решались или решались очень медленно.

Поводом для возбуждения дела стало задержание курьера на санях с грузом золота недалеко от российско-казахской границы. Это было в январе 2009 года, а в "Алтын" пришли в октябре 2009-го. Что происходило в этот промежуток времени?

В.Ф.: Действительно, между "главным эпизодом" и началом следственных действий прошло более полугода. Все это время "Алтын" продолжал работать в обычном режиме. И были различные проверки в этот период, к которым мы относились как к обычным плановым мероприятиям. Как впоследствии оказалось, уже велось пристальное наблюдение за нашей деятельностью в расчете, что могут быть найдены дополнительные эпизоды для обоснования столь масштабной акции. Других зацепок, кроме саней, найдено не было, поэтому "вспомнили" январский эпизод. Бизнес — это процесс повседневного противоборства и договоров. Поэтому в этот период было и противостояние, и переговоры. Но я не могу сказать, что с января по октябрь происходило что-то экстраординарное.

ФСБ утверждает, что "Алтын" занимался нелегальным импортом: золото покупалось в ОАЭ или Турции, переправлялось на завод в Бишкек, потом в Россию в гипермаркеты. Такие схемы в той или иной форме используют и другие ювелирные компании?

В. Ф.: Хороший вопрос. Деятельность "Алтына" при всех нарушениях (которые, может быть, найдет следствие) в принципе ничем не отличалась от работы других ювелирных компаний. Значит, дело не в нарушениях. Ювелиром дали особый знак. Профессионалы его, без сомнения, поняли. И для этого выбрана была идеальная мишень — самая разрекламированная компания. Еще и с периферии, не жалко. Кто, кому и что хотел сказать, мне в моем положении не стоит комментировать. Что касается завода в Бишкеке, то он работал с начала 90-х годов, задолго до того, как "Алтын" появился на рынке России. И говорить о том, что это только цепочка в схеме переправки золота, по крайней мере некорректно. На заводе в Санкт-Петербурге только за последние два года было изготовлено более двух тонн изделий. И все это отражено в документации. Факт, очевидный для следствия, но непонятно, зачем вводят в заблуждение все остальных.

А. Б.: Я хотела бы подчеркнуть два момента. Изделия в магазинах "Алтын" были не турецкие. Изделия были произведены в Санкт-Петербурге на заводе, осмотрены в течение 9 месяцев комиссией из сотрудников ФСБ и экспертов Пробирной инспекции, в результате среди изделий из магазинов Москвы, Питера и Омска не найдено было ни одного турецкого, только с именниками заводов-изготовителей "Алтын" и изделия комитентов. Все изделия имели российское клеймо пробирной инспекции, получить которое можно было только при предоставлении в пробирную инспекцию соответствующих документов об изготовлении и происхождении изделий, т. е. была еще часть изделий Бишкекского ювелирного завода, которые пробирная инспекция Российской Федерации принимает только при наличии таможенных деклараций.

Расскажите, с чего начинался ваш ювелирный бизнес. Как вы открыли магазины и завод в Бишкеке?

А. Б.: Наверное, началом можно считать работу моего мужа на золотом прииске еще при Советском Союзе. Ювелирный холдинг "Алтын" был основан мужем в 1990 году в Киргизии. Чуть позже я стала работать с ним. В тот момент, конечно же, это был не холдинг, а маленький магазин. Потом появилась маленькая мастерская. Именно переход от действующего тогда направления "купи-продай" к производству стал решающим фактором будущих успехов. В 96-м мастерская преобразовалась в ювелирный завод "Возрождение", и на должность генерального директора пригласили Петра Семеновича Степанова — моего дедушку. Его прадед был золотодобытчиком, его семья в тридцатых была раскулачена и выслана в Сибирь. Именно он взялся за обустройство современного предприятия, которое стало не только знаковым для независимого Кыргызстана, но и известным в других странах бывшего СССР. Менялись названия: "Золотое кольцо", "Возрождение", КЮЗ "Алтын", но основа оставалась всегда той же, которую создал Петр Семенович Степанов. В 2005-м мы открыли второй, уже российский завод "Алтын" в Санкт-Петербурге. В Киргизии в Бишкеке в свое время мы стали первыми, кто стал строить магазины нового типа. От тесных бутиков мы перешли к большим магазинам, которые по праву стали именоваться центрами. Именно там мы создали свою собственную стратегию торговли, в основе которой — отношение к покупателям. После Бишкека ювелирные центры "Алтын" открылись в Казахстане и даже в ОАЭ. Первый "Алтын" в России был открыт в Москве на Старом Арбате в 2003 году. И уже через год холдинг из азиатской республики победил в конкурсе «Лучший ювелирный магазин в России».

В чем был секрет успеха «Алтына»?

А. Б.: Конечно, в успехе "Алтына" на российском рынке большое значение имела интенсивная реклама и доступные цены на украшения. Мы были первыми, кто на информационном поле позиционировал ювелирные украшения как товары массового потребления. Но главный секрет был не в том. Мы сделали ставку на уважительное отношение к любому покупателю. Независимо от его общественного статуса, кошелька и других атрибутов, доступных лишь единицам. Мы приглашали покупателей в огромные современные гипермаркеты, которые по оснащению и уровню сервиса не уступали элитарным бутикам. Здесь каждый покупатель мог почувствовать особое внимание к себе. Персонал проходил серьезные тренинги. Так, для того чтобы работать в торговом зале, рядовой продавец сдавал 6 экзаменов.

Расскажите о вашем заводе в Санкт-Петербурге. Какие были объемы производства? Что выпускали? Много ли человек там работало?

В. Ф.: Завод в Санкт-Петербурге мы уже строили уже имея большой опыт организации и работы ювелирного предприятия. Изначально арендовали, потом взяли в кредит в банках и купили часть помещений старинного питерского завода "Красный треугольник", а также арендовали дополнительные площади. Реставрировали старое здание, построенное еще 1894 году. Очень тщательно подошли к оснащению. В этот момент уже было очевидно, что оборудование последнего поколения при всей дороговизне дает огромные преимущества в технологиях. Естественно, для этого нужны значительные средства. И приходилось прибегать к кредитованию — само предприятие при этом служило залогом. Привлекались иностранные инвестиции и делались займы у частных лиц. Предприятие обеспечило более двухсот рабочих мест с полным социальным пакетом. Мы и дальше собирались наращивать объемы и работать с зарубежными партнерами. Было зарегистрировано совместное предприятие с Германией по выпуску золотых часов. Оборудование для выпуска часов являлось долей немецкой стороны в уставном капитале нашего совместного проекта. С Италией вопрос сотрудничества по производству цепей машинной вязки также был уже фактически решен. После нашего ареста Санкт-Петербургский ювелирный завод прекратил свою деятельность. Идет возня вокруг оборудования и площадей. Бесхозные активы всегда привлекательны.

Какие отношения у вас были с властями Киргизии: Акаевым, семьей Бакиевых?

В.Ф.: То, что в деле присутствует политическая подоплека, было понятно с самого начала. Следствие нам задавало вопросы о наших отношениях с семьей президента Бакиева. На самом деле, по версии нынешнего правительства Кыргызстана, Максим Бакиев (сын экс-президента) контролировал квазигосударственное предприятие "КыргызАлтын", созвучное с нашим брендом. Из-за сходства названий и была создана информационная шумиха. Не знаю, случайно так получилось или намеренно. С предыдущим президентом Акаевым мы тоже не имели никаких отношений. Поэтому для нас заявления о том, что весь бизнес в Киргизии так или иначе находится под опекой правящих семей, так и остаются заявлениями. Что касается нашего бизнеса, то ответ простой — дел с правящими семьями в Киргизии мы не имели и давления с их стороны не испытывали.

В 1996 году налоговая полиция Бишкека возбудила в отношении вас уголовное дело "Уклонение от налогообложения", украшения были изъяты. Расскажите об этом деле.

В. Ф.: Все эти обвинения рассыпались в суде, поэтому комментировать их просто нет смысла. Единственное объяснение — это 1996 год. Тогда бизнес-отношения только строились. В оформлении результатов работы не было опыта ни у бизнесменов, ни у государственных структур. И когда четко не определены правила игры, любое действие можно объявить противозаконным. Этим широко пользовались налоговые и другие фискальные службы. Тогда многие бизнесмены "попадали под пресс" чиновников среднего звена. Естественно нашлись такие, которым показалось, что "Алтын" лакомый кусочек. В хаосе законов, постановлений, распоряжении зачастую противоречащих друг другу, всегда можно отыскать нарушения. Нас обвинили, но мы смогли отстоять свою правоту в суде и сохранить бизнес. С тех пор прошло пятнадцать лет... Дежа вю, только в другой стране и в других масштабах. Там, в Киргизии, главным "интересом" органов следствия была конфискация и процесс возвращения конфискованного после суда. Сколько тогда мы недосчитались, теперь уже не важно. Ну, хотели некоторые погреть руки под эгидой государства. В 96-м это была обычная практика. К чести Киргизии следует отметить, что произвол с конфискацией был доведен до суда, и виновные получили сроки. Чем все закончится в России, можно только предполагать.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

по всем вопросам: iz-zolota@yandex.ru