Перейти к содержимому


Фотография

Михаил Трахтенберг, «Лукас-Золото»: «У нас нет посредников, и мы конкурентоспособны»


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Alex

Alex

    ювелир профессионал

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 5 546 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Новосибирск

Отправлено 17 Январь 2011 - 13:17

В 2007 году компания LLJ (Lev Leviev Jewellery), подконтрольная Льву Леваеву, приобрела ювелирную фабрику "Лукас" с целью увеличить свое присутствие на оптовом ювелирном рынке. Сегодня все оптовые продажи в России и СНГ осуществляются через компанию, получившую название «Лукас-Золото». На вопросы корреспондента Rough&Polished отвечает Михаил Трахтенберг, генеральный директор ювелирного завода «Лукас-Золото».


Где сосредоточено производство вашей компании?

«Лукас-Золото» – это предприятие, которое семнадцать лет назад начиналось с мастерской, и постепенно увеличило численность до 400 работников ювелирного производства разных профессий. Когда Львом Леваевым было приобретено ОАО «МЮЗ» (Московский ювелирный завод), было решено объединить производства с родственными задачами, похожими модельными рядами, одной спецификой – два завода объединились на одной производственной площадке. Сейчас наше общее производство – и «Лукаса», и «МЮЗа» - находится в Перми; кстати, там на днях открылась школа ювелирного искусства.

В каких пропорциях вы продаете свою продукцию на экспорт и на территории России?

Экспорт в страны СНГ составляет 15% - это Молдова, Казахстан, Украина и Белоруссия. Остальное – в России.

Насколько перспективны рынки СНГ и России?

С созданием Таможенного союза в Казахстане, надеемся, откроется интересный рынок. Наше производство – в Перми, и мы имеем право экспортировать с тем, чтобы наши контрагенты из СНГ могли принять к возврату НДС. А наши товары, произведенные за территорией России – те, что мы завозим для продажи на внутреннем российском рынке - становятся реэкспортными. Это ограничивает наши возможности в экспортных операциях. Если этот вопрос будет решен, будет еще интереснее заниматься рынками наших бывших республик. Но пока мы успешно развиваем и внутренний российский рынок, на который приходится 85-90% по последним данным.

Многие ювелиры жалуются на законодательство, губительное для отечественных производителей. Вас это затрагивает?

На нас это распространяется в части реэкспорта, затрудняющего торговлю со странами СНГ. Существует проблема по таможенным платежам, централизации «ТБСС» по ввозу в Россию – есть такая монополизация таможенных операций, не знаю, как ФАС ими не заинтересовалась до сих пор… Не очень хорошо относятся к нам банки, страховые компании, считающие ювелирное дело чем-то темным. Тем не менее, российский рынок, безусловно, растет. Декриминализация ювелирной отрасли приводит к тому, что «белые» компании завоевывают достойную долю и увеличивают свое присутствие на рынке.

У вас существуют проблемы с получением сырья?

В связи с тем, что мы входим в группу компаний Льва Леваева, имеющую полный цикл от добычи до ювелирных изделий, мы пользуемся собственным сырьем. Леваев ведь торгует на мировых биржах, поэтому если возникает какая-то проблема по каким-то специфическим размерам, которых у нас не хватает, то просто мы получаем через Группу Леваева, может, даже закупленное на бирже – мы этого не знаем; может, это вкрапления какого-то субподряда. У нас несколько источников сырья. Бриллианты мы используем разного происхождения: африканские и российские (пермские).

В каком соотношении пермские и африканские?

Для собственного производства размерами выше четверти карата – камни местного производства. Для мелких камней ниже четверти карата и импорта – скорее, африканские камни. Думаю, получается процентов 40 африканских на 60 наших.

У вас есть свой гранильный участок?

Гранит «Руиз Даймонд».

Кто занимается дизайном?

На каждом из производственных участков работают свои дизайнеры. Если удачная модель появилась за границей, и мы видим, что она хорошо расходится на российском рынке, конечно, с целью оптимизации расходов мы используем ее в нашем производстве. Понятно, что мы постоянно меняемся, ищем, следим за спросом, стараемся его организовать, менять менталитет потребителя на то, что нам кажется правильным.

Несколько лет назад СМИ писали о соглашении между Леваевым и компанией Bvlgary. Как развивается это партнерство?

Есть такое соглашение, и еще с рядом других брендов, известных на ювелирном рынке и имеющих хорошие партнерские отношения с Леваевым. Например, H.Stern’овская сеть имеет свое художественное направление. Кроме того, у Леваева имеется свой собственный бренд. Все они развиваются успешно.

Сотрудничество с Bvlgary и другими марками отражается на вашем производстве?

Мы представляем несколько другой сегмент. Работаем в более массовом секторе потребления, а брендовые вещи больше интересны МЮЗ – у них сеть розничных магазинов, которые обязаны иметь в своем ассортименте линию более дорогих изделий. Они используют находки, которые эти бренды разрабатывают – для них это более существенно. Мы больше ориентированы на среднюю и низкую ценовые категории бриллиантовых изделий. «Мюзовские» вещи идут под маркой МЮЗ, наши - «Лукас». Поскольку мы входим в группу, иногда у нас передаются какие-то излишки – мы можем перекидывать друг другу некоторые объемы товарного запаса, чтобы они реализовывались через «Лукас» или «МЮЗ». Но это не классическая схема работы.

Что можете сказать о продукции марки «Leviev»?

Украшения марки Леваева продаются достаточно широко – очень успешный Лондонский магазин, дубайский, нью-йоркский; в Москве тоже магазин известный. Я не знаю, какая уж там пропускная способность, какой оборот – не думаю, что такие высокобрендовые магазины афишируют свои обороты. На экспозиции пять-шесть изделий, и с каждым покупателем работают индивидуально и конфиденциально.

Вы довольны итогами торговли на выставке «Junwex Москва»?

Выставка прошла плодотворно, и клиентов было больше, чем мы рассчитывали. Продажи по сравнению с прошлыми выставками выросли – видимо, мы угадали с коллекциями и развиваем нужное направление, а именно изделия с бриллиантами, а также с изумрудами и цветными драгоценными камнями. Клиенту нравится – для нас это главное. Мы всегда жили на нормальной рентабельности. За счет того, что у нас цикл, т.е. на каждом этапе нет посредников, которые стараются зарабатывать на нас, в принципе у нас правильный уровень цен, и мы конкурентоспособны.

Меняется ли отношение российского покупателя к бриллиантам?

Думаю, постепенно меняется: раньше считалось, что лучше купить недорогое изделие с фианитом и на этом сэкономить. Но в связи с тем, что цена на золото непомерно выросла за последние год-полтора, а цена бриллиантов практически стабильна (выросла на 20%, в то время как золото на 200%), изделия с «легкими» бриллиантами (я не говорю про большие) стали стоить столько же, сколько с фианитами, и нормальный здравомыслящий покупатель понимает, что он примерно за те же деньги (+10%) может купить изделия с натуральными камнями, и я думаю, менталитет покупателя будет меняться в эту сторону и дальше.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

по всем вопросам: iz-zolota@yandex.ru