Перейти к содержимому


Фотография

Что если доллар США потеряет статус мировой резервной валюты?


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Alex

Alex

    ювелир профессионал

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 5 544 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Новосибирск

Отправлено 20 Июнь 2013 - 12:26

Полагаю, первый вопрос состоит в следующем: что означает - у нас есть «мировая резервная валюта»? В конце Второй мировой войны союзные государства встретились в Бреттон-Вудс и решили использовать доллар в качестве официальной мировой валюты и обеспечивать его золотом. Все цены и расчеты в мировой торговле будут устанавливаться и производиться в долларах. Продукты питания, энергоносители (нефть) и все остальные товары со всего света будут оцениваться и оплачиваться в долларах США. Нью-Йорк стал финансовым центром всей мировой торговли.

Перемотаем вперед до президента Никсона (Nixon) в 1971 году, когда доллар был выведен из золотого стандарта в связи с нефтяным кризисом, и растущий торговый дисбаланс вызвал отток большого количества золота из США.

Сегодня товары со всего мира ввозятся в США, а вновь создаваемые бумажные доллары – вывозятся. (Ну, не настоящие бумажные доллары, а лишь вновь созданные электронные сигналы). По сути, мы производим долговые расписки, которые в соответствии с бреттон-вудским соглашением должны принимать все, а взамен слать нам свои товары. Как только мы полностью это осознали, в 1990-е годы мы решили, что мы будем «думать», а они будут «работать». США намеревались существовать как чисто «информационное общество», а вся эта грязная промышленность должна была находиться где-то в другом месте. Наш внешнеторговый баланс ухудшался все сильнее. Мы импортировали куда больше, чем экспортировали. Раньше, пару десятков лет назад, мы очень заботились о показателях торгового баланса.

Теперь, похоже, это вообще никого не волнует, так как ситуация настолько далека от сбалансированности, что это вообще невозможно исправить. (Что-то вроде раздражающего стука в моторе, который устраняется прибавлением громкости радио). У нас начали накапливаться морские грузовые контейнеры, потому что у нас не было достаточно товаров, чтобы отправлять их обратно полностью загруженными. Какое-то время мы слали за границу сено в грузовых контейнерах, потому что нам приходилось отсылать обратно пустые емкости, чтобы получить их уже заполненными, а сено существенно удешевляло стоимость обратного груза или обратного пути. Многие люди начали изобретать необычные способы использования этих грузовых контейнеров, которые стали здесь накапливаться. Они как пустые коробки рождественским утром. Кто отсылает пустые коробки обратно в магазин, чтобы получить еще больше игрушек? Вы просто получаете новые коробки.

В соответствии с первоначальным бреттон-вудским соглашением, если одна страна импортировала больше товаров, чем экспортировала, разница погашалась золотом. С течением времени ленивая страна отправляла за рубеж столько золота, что ее валюта падала в цене, и она не могла больше импортировать столько товаров. Подешевевшая валюта увеличивала конкурентоспособность ее экспортных товаров, так что она начинала больше экспортировать, и золото текло обратно. Когда привязку к золоту аннулировали, этот механизм саморегулирования был нарушен. Так что зачем теперь США что-то экспортировать? Почему не ввозить все и просто не платить за все это долларами США, сделанными из ничего? Для США это работает отлично, но у всех остальных могут возникнуть проблемы с этой системой.

Так почему же остальная часть мира по-прежнему принимает наши электронные доллары? Одна из причин – весь остальной мир по-прежнему может потратить их на нефть на заправочной станции под названием Ближний Восток. В конце 1970-х и начале 1980-х годов с арабами заключили сделку, по условиям которой мы будем поддерживать их семейное правление при помощи вооруженных сил до тех пор, пока они будут указывать цену на свою нефть в долларах, и только в долларах США. Так что даже если мы не вывозили достаточно товаров, чтобы поглотить все наши экспортируемые доллары, то Ближний Восток делал это. Страны ОПЕК в то время покупали наши облигации за излишек долларов и зарабатывали довольно неплохие проценты на наших долларах – до последнего времени. Когда кто-то из правителей стран Северной Африки или Ближнего Востока не желал соблюдать условия соглашения, его «заменяли» кем-то другим, кто соглашался.

Сегодня вся система разрушена, но она каким-то образом все еще работает. Единственная причина, по которой остальная часть мира не отказалась от нее совсем, состоит в том, что еще нет никакой другой системы, способной занять ее место. (Ваша чистопородная лошадь сегодня уже стара, и седловина у нее глубокая, и спотыкается она при ходьбе, но это все равно лучше, чем ходить пешком). Посредством евро мир мог бы предложить альтернативу доллару США, когда его впервые пустили в обращение. Мы все видим, куда теперь все это катится. Знаменитое высказывание Дага Кейси (Doug Casey): «Доллар США сегодня - это расписка в том, что я вам ничего не должен, а евро - вопрос – кто вам ничего не должен?». Похоже, что евро не намеревается составить серьезную конкуренцию доллару США. На данный момент доллар – самая лучшая лошадь на живодерне.

Так что же дальше? Что ж, страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) создали свой собственный банк развития. Это выводит Всемирный Банк из игры в большей части мира. Страны Группы двадцати говорят об альтернативных валютах, чтобы бросить вызов доллару и, возможно, заменить его однажды чем-то более честным по отношению ко всем остальным. Китай заключает торговые сделки с Бразилией и Австралией, не прибегая к долларам США. Индия заключает торговые сделки с Ираном, не прибегая к долларам США. Это прямое нарушение бреттон-вудского соглашения. Однако эти страны чувствуют, что в своей торговле друг с другом обмениваются ценностями на более честных и справедливых условиях.

Что бы сделало привлекательной новую резервную валюту? Если страна, выпустившая ее, имела положительный торговый баланс или хотя бы сбалансированную торговлю с остальным миром, исчезло бы недовольство. Если бы новая валюта была обеспечена золотом, механизм саморегулирования был бы восстановлен, благодаря чему ни одна страна не смогла бы наживаться в ущерб другой. Если бы использовалась корзина валют нескольких сильных стран с обоими этими качествами, тем лучше.

Ходят слухи, что Россия и Китай усердно наращивают золотые резервы, которые вместе взятые превышают объем американских золотых запасов на пике. Поговаривают также, что американские золотые запасы не столь велики, как об этом сообщают официальные источники.

Что если вместо выхода Греции (или другой страны PIIGS) из европейского валютного союза и ее возврата к выпуску собственной валюты произойдет что-то более интересное? Что если сильное государство с третьим по величине золотым запасом в мире и стабильной экспортной экономикой выйдет из союза и выпустит собственную валюту, обеспеченную золотом? Что если уйдет Германия, вызвав обвал евро? А потом, что если Германия обратится на восток и объединится с российской и китайской валютами, также обеспеченными золотом? Благодаря новой резервной валюте, составленной из корзины трех этих валют (причем обеспеченных золотом), станет новым евроазиатским центром влияния.

Но что тогда будет с долларом США? До тех пор, пока ближневосточная заправочная станция все еще в деле и принимает доллары США, он будет жить. Но что если «Братья-мусульмане» захватят Саудовскую Аравию? Что если дом Сауда падет? Что если китайцы больше не будут ссужать нам деньги, чтобы вести Третью войну в Персидском заливе, чтобы спасти дом Сауда? Здесь есть несколько «если», но что могло бы произойти?

Если бы остальная часть мира не сможет тратить свои долларовые резервы на ближневосточной заправочной станции, и мы окажемся неспособны увеличить объем экспорта и отправлять им что-то, что им нужно, тогда что именно они будут делать со своими долларами? С чего вообще они будут нужны кому-то в мире? А с 1971 года мы рассылали их по всему свету, и они накапливались в каждом углу, их везде полно, и вдруг они могут оказаться не у дел.

Я полагаю, что внезапно все ринутся тратить их в единственном месте, где они должны приниматься – в единственном месте, где они являются законным средством платежа за все долги, как государственные, так и частные – прямо здесь, в США. Они будут скупать все, что не приколочено гвоздями. Краны, бульдозеры, тракторы, грузовики, корабли и целые фабрики, которые упакуют в ящики и увезут. Бешеный наплыв такого количества долларов вызовет рост цен на эти товары. Это, конечно же, еще больше обесценит доллар США. Ни с того ни с сего все эти старые морские контейнеры, накопившиеся здесь, окажутся доверху заполненными и в них как можно быстрее будут вывозиться активы. Все эти долговые расписки вернутся домой в одно и то же время. Конечно, мы объявим дефолт или введем налоги на экспорт в размере 1000%, или установим какой-то валютный контроль для репатриированных долларов. Можно даже объявить все эти доллары за рубежом деньгами за нелегальный сбыт наркотиков и все их захватить! Но это может привести к войне или нескольким войнам. Бывали войны и по намного менее ничтожным поводам, чем этот. Никому не нравится сидеть с полными карманами долговых расписок. Особенно с самой большой кучей долговых расписок за всю мировую историю.

Предположим, что мы сделали правильный выбор и оплатили наши долги. Что будет в США, когда дым развеется? Те новые фабрики, что останутся там, будут, по большей части, принадлежать иностранным владельцам. С учетом того, что основная часть средств производства будет вывезена, нам будет тяжело экспортировать больше, чем мы потребляем. Все импортируемые товары будут ужасно дорогими в пересчете на доллары США. Поход в Wal-Mart будет сродни походу в Neiman Marcus. Так как мы больше не выращиваем достаточно еды, чтобы прокормить себя, наша ввозимая еда будет очень дорогой. Если государство всеобщего благосостояния сохранится в нынешнем виде, доллар обесценится еще больше и, в конечном счете, рухнет. Все будут вынуждены принять гораздо более низкий уровень жизни, потому что придется работать на фабриках, принадлежащих иностранцам. Когда наш доллар, наконец, превратится в ничтожную тень своего былого великолепия, США станут страной дешевой рабочей силы. Предприятия вернут в США по той же самой причине, по которой многие из них переместились в Мексику в 1980-х и 1990-х годах. Постепенно мы восстановимся, и через несколько поколений сможем снова стать страной первого мира.

Так что же мы можем сделать сейчас? Куда бежать? В начале война между Севером и Югом произошло Первое сражение при реке Булл-Ран и южный генерал П. Т. Г. Борегар (P. T. G. Beauregard) разместил штаб-квартиру в доме Уилмера Маклина (Wilmer McLean). Маклин был слишком стар, чтобы сражаться в армии южан и хотел перевезти свою семью в безопасное место. Он посмотрел на карту и выбрал отличное безопасное место в 120 милях к югу – в Аппоматтоксе. Как видите, война началась в его палисаднике и закончилась в его гостиной, когда генерал Ли (Lee) сдал в Аппоматоксе Армию Вирджинии генералу Гранту (Grant) несколько лет спустя. Первая и последняя великие битвы этой войны настигли Маклина. Иногда можно бежать от опасности, но в неверном направлении.

Найдите время и тщательно все обдумайте сами. Убедитесь, что вы не прыгаете из огня да в полымя. В нашу сторону, возможно, идет буря. Постройте хорошее укрытие от непогоды на всякий случай. Лучше поспешить на годы, чем опоздать на секунды.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

по всем вопросам: iz-zolota@yandex.ru