Перейти к содержимому


Фотография

Казахстан за 2 года удвоит объем золота в ЗВР


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Alex

Alex

    ювелир профессионал

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 5 544 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Новосибирск

Отправлено 20 Октябрь 2011 - 08:24

Глава Национального банка Казахстана Григорий Марченко в интервью агентству "Прайм" заявил, что странам Таможенного союза надо теснее координироваться в вопросах проведения валютной политики, развеял опасения в девальвации тенге, а также разъяснил вступающий с будущего года в силу механизм прямого выкупа Нацбанком золота у производителей. Беседовала Анна Граник.
- Григорий Александрович, действуя в рамках Таможенного союза, Казахстан, Россия и Белоруссия унифицируют некоторые акты, прежде всего таможенные. Насколько сильно разнится валютная политика трех государств, и какое влияние это оказывает?
- Мы в целом проводим работу в рамках общих договоренностей по Таможенному союзу, но должна быть более согласованная и валютная политика, чего пока нет. Более того, до августа этого года (когда рубль начал падать к доллару) за два года рубль к тенге (через кросс-курс к доллару) укрепился более чем на 20%, и это было одной из причин того, что у нас в 2010 году вырос экспорт в РФ почти на 50%. У нас с Банком России разные подходы: ЦБ РФ давал большую свободу рублю, который и укреплялся сильнее в течение двух лет, наичная со второго полугодия 2009 года. С другой стороны, (сейчас) он сильно двинулся вниз, упав на 17% за два месяца. В тот же период тенге укрепился всего лишь на 2%, а сейчас девальвировал тоже на 2%. А в последнюю неделю вообще все стабильно - никаких интервенций мы не производим.
- Вы считаете стратегию Нацбанка Казахстана более взвешенной?
- Нет, я не говорю, что наша стратегия с большей управляемостью более правильная, или стратегия ЦБ, более правильная. Я считаю, что стратегия Таможенного союза должна быть более слаженной: или мы все должны действовать как ЦБ, включая Белоруссию, или мы все трое должны придерживаться нашей стратегии - меньше волатильности и больше интервенций. Теоретически есть еще две возможности: зафиксировать курс, что с моей точки зрения неправильно, или не интервенировать вообще и притвориться, что у нас свободно. Мы пока все обсуждаем.
- Нацбанк Казахстана заявляет, что в настоящее время причин для девальвации тенге нет. Вероятность девальвации тенге может повыситься в случае, если ослабление российского рубля составит более 25% от текущего уровня. Возможна ли при нынешних ценах на сырье реализация такого сценария?
- С одной стороны люди не хотят смотреть вперед на пять лет, с другой стороны - не смотрят назад на 2-3 года, то есть миопия (близорукость - прим. ред.) развивается в обе стороны. Нынешнее падение рубля дало повод для разговоров о новой девальвации тенге, а то, что до этого рубль значительно укреплялся к доллару, а тенге - нет, никто не видит. Мы проводили компенсирующую девальвацию (февраль 2009 года), когда курс рубля был на уровне 36 рублей за доллар, а сейчас он ослабел до 32,6 рубля. Таким образом, имело бы смысл говорить о новой компенсирующей девальвации, когда рубль опустился бы до 40 рублей за доллар. Я не думаю, что это произойдет. Цена на нефть сейчас высокая - в районе 112 долларов за баррель. При понятных объемах экспорта из РФ и Казахстана, включая нефть, металлы и зерно, рубль должен укрепляться. Оранжевый флажок будет при 36 рублях за доллар, а красный - при 40. Сейчас, когда доллар стоит меньше 31 рубля и при таких ценах на сырье, вероятность девальвации низкая. То есть рубль должен укрепляться, но и тенге точно также должен укрепляться, так как положительное сальдо торгового и платежного баланса достаточно большое, как в России, так и в Казахстане.
- Как Вы считаете, мир стоит на пороге второй волны кризиса или уже вступил в нее?
- Сейчас очень много переживаний по поводу второй волны кризиса, и говорить о том, что мы полностью изолированы и защищены было бы неправильно. Но разница с предыдущими волнами состоит как раз в высоких ценах на сырье, потому что совокупный спрос из развивающихся стран сейчас выше, чем из развитых. Спрос не растет в США и Европе, но он продолжает расти в Индии и Китае. Например, 52% совокупного глобального спроса на нефть дают развивающиеся страны. Сценарий затяжной стагнации в развитых странах может продолжаться еще достаточно долго.
- Каким, на Ваш взгляд, может быть сценарий разрешения европейских проблем?
- Приблизительно же ясно, что нужно делать, чтобы урегулировать европейский долговой кризис, но не политической воли, чтобы это сделать. Есть пример урегулирования суверенного долга Латинской Америки, предложенный Николасом Брейди. В конце 90-х годов реструктурировали суверенные еврооблигации Украины, Пакистана и Эквадора. Говорить о том, что суверенные долг никогда не реструктурировался, нельзя. У нас (в Казахстане) тоже есть опыт реструктуризации долга трех банков. Главное - определиться, будет ли это только Греция или еще и Португалия. Второе - как реструктурировать долг, есть разные опции: какая скидка. Третье - как компенсировать, или поддержать капитал, тех кредиторов, которые при этом пострадают: за счет европейских фондов или за счет стран, или за счет частных инвесторов.
- Что препятствует решению проблемы?
- Это (возможные меры) очень непопулярно у избирателей, так как придется признать, что политики недооценили глубину проблемы, и, во-вторых, сознаться, что заявления о невозможности дефолта стран еврозоны, были несостоятельны. Если бы не было выборов в США, Германии и Франции в 2012 году, то ситуация могла бы быть урегулирована существенно быстрее. С одной стороны все понимают, что надо поддержать глобальную экономику, а с другой - есть национальные политические вопросы, и проигрывать выборы никто не хочет. А глобальная экономика - это нечто более абстрактное, чем возможность проиграть выборы. Таким образом, национальные политически интересы пока превалируют над глобальными экономическими, к большому сожалению всех остальных участников глобальной экономики, которые хотят скорейшего урегулирования этой проблемы. Сейчас, пока рынки в ожидании каких-то договоренностей, они растут, но как только становится понятно, что договоренностей нет, они будут падать. Затем, будет называться новая дата. Теоретически, в наихудшем варианте, это может происходить еще 15-18 месяцев, а в оптимальном - хочется, чтобы договорились в октябре, максимум - в ноябре. Рынки больше всего боятся неопределенности.
- Насколько сильно турбулентность на финансовых рынках отражается на Казахстане?
- Россия больше, чем Казахстан, вовлечена в операции на мировых финансовых рынках. Механизм трансмиссии проблем развитых стран на нашу экономику идет через цены на экспортируемые товары. Этого пока не происходит. Прямые иностранные инвестиции в Казахстан продолжаются (7,5 миллиарда долларов за первое полугодие). Кроме того, цены на металлы и зерно также остаются высокими. В этом году в Казахстане был рекордный урожай зерна, начиная с 50-х годов, - 25 миллионов тонн. Редчайший случай - у нас очень большой урожай при высоких ценах. Обычно, когда у нас, в том числе в России и на Украине большие урожаи, цены идут вниз. Повышенные цены на сырье - это непредвиденные последствия действий центробанков, накачавших значительными объемами ликвидности свои рынки. Часть этой ликвидности ушла на рынки развивающихся стран, часть - в сырьевые товары. И в этом отличие от предыдущих кризисов. Так что особых причин для тоски нет.
- Насколько Нацбанк уверен в том, что способен поддерживать стабильность даже при затяжном сценарии кризиса?
- У нас в Национальном фонде 41 миллиард долларов. На прошлый кризис потратили 10 миллиардов долларов. Даже если теоретически последствия нового кризиса будут в два раза хуже, чем предыдущего, мы потратим 20 миллиардов долларов.
Всегда много дискуссий, что делать с этими деньгами - есть желание их потратить. Его размер превышает 25% ВВП, что очень неплохо, так как вселяет определенную уверенность в то, что даже если будет кризис, вероятность которого для нас существенно менее 50%, мы справимся.
- Планируете ли Вы пересматривать прогноз по инфляции?
- По октябрю посмотрим, но в целом, если брать показатель октября к октябрю, то это примерно 8,7%. Но очевидно, что октябрь, ноябрь и декабрь - это три ключевых месяца, так что может получиться, что мы и уложимся в свой прогноз 6-8%. Однако не исключено, что нам придется пересмотреть прогноз в сторону повышения, пока же мы решили не менять ничего. Мы провели анализ: за последние 12 лет, за исключением 2007-2008 годов, когда был высокий уровень инфляции фактически везде из-за роста мировых цен на продовольствие и на энергоносители, у нас среднегодовая инфляция была в 7,3%. И она, по сути, является структурной и стабильной. В нашей потребительской корзине продовольствие составляет 38%, а энергоносители - 20%. Поэтому в отличие от развитых странах, где этот показатель намного ниже, мы не можем говорить, что у нас инфляция может быть очищене от этих двух показателей. Если начинать эмиссию денег, то инфляция обязательно вырастет. А если начать все зажимать, то она все равно ниже этих 7% особенно не опускается.
- В августе Нацбанк сообщил, что для пополнения золотовалютных резервов намерен в полном объеме осуществлять реализацию приоритетного права государства на приобретение аффинированного золота в слитках, которое произведено на территории страны. Какую долю в ЗВР золото занимает сейчас и до какого уровня планируется ее довести?
- Механизм полностью начнет работать с 1 января 2012 года. Мы будем все покупать. Для меня, как руководителя Центрального банка, очень важно чтобы это была зона, свободная от коррупции. Когда будет теоретически ситуация, что у кого-то покупаем, а у кого-то нет, сразу начнут задавать вопросы, почему схемы разные, и обвинения в фаворитизме. Нам этого не надо. Если принято такое решение, значит золото нужно покупать у всех по одинаковым правилам.
- Речь идет обо всем золоте?
- Да, на ближайшие 2-3 года. Мы делаем за свой счет независимую лабораторию в Усть- Каменогорске, где находится аффинаж, имеющий клеймо Лондонской биржи металлов. Аффинажный завод принадлежит компании "Казцинк". Они согласились, снизили тарифы. В составе комиссии будет как представители аффинажного завода, так и производителя, чтобы все были убеждены в том, что содержание золота в сплаве Доре, который поступает на аффинаж, действительно объективное.
- Какой годовой объем производства золота в Казахстане?
- Порядка 20 тонн. А в следующем году или через год, может быть будет уже 25 тонн. А через три года мы либо прекратим выкуп, либо введем пропорциональный выкуп у всех производителей. Этот вопрос можно будет обсуждать по итогам 2013 года.
- Какова доля золота в резервах?
- Сейчас она составляет 12,4%. даже если мы ее удвоим за два года, то из-за роста самих резервов, она может подняться до 15%. У нас идет много разговоров на тему, что это идея Нацбанка: на самом деле было прямое указание президента страны. Оно правильное, потому что нам за 6 лет ни одного грамма не продали. И мы для чеканки золотых монет, как коллекционных, так и инвестиционных вынуждены были наше золото покупать зарубежом.
- А внутренний спрос на золото значительный?
- Нет, у казахов традиционно большим спросом пользуется серебро - такова традиция. Раньше даже в женской одежде серебряные монеты использовались вместо пуговиц. Украшения тоже, в основном, были из серебра.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

по всем вопросам: iz-zolota@yandex.ru